Борьба народных масс за буржуазно-демократическое содержание революции в 1647-1648 гг


В сентябре 1648 г. сразу же вслед за окончанием второй гражданской войны левеллерами была подана в парламент петиция, в составлении которой участвовал Лильберн, освобожденный из тюрьмы лишь 2 августа 1648 г., в самом конце второй гражданской войны. Чего же теперь требовали левеллеры, вступившие на путь сближения с индепендентами?
Они требовали муниципальной реформы, отмены косвенных налогов и церковной десятины. Отражая в известной мере интересы крестьянства, левеллеры настаивали на уничтожении изгородей и в то же время прошли мимо основного вопроса об освобождении копигольда. Вместе с тем левеллеры пытались устраниться от обсуждения вопроса об общности всех вещей и уравнении людских состояний, объявив себя сторонниками частной собственности. Это было выражением компромисса с индепендентами, сторонниками «священной» буржуазной собственности на землю, освобожденной от феодальных повинностей в пользу короля, и разрыва с более радикальным течением буржуазно-демократической революции, которое вскоре заявит о своем существовании в двух диггерских памфлетах, защищавших идеи социального уравнительства и протестовавших против «неволи земли», которая, по убеждению «истинных левеллеров», должна представлять собою общее достояние. Отделяя себя от «коммунистического» течения, левеллеры в сентябрьской петиции требовали политических реформ: лишения короля и лордов права вето, лишения палаты лордов судебной власти; ежегодно избираемых парламентов с сессиями не свыше 50 дней, упрощения гражданского и уголовного кодекса; невмешательства государства в вопросы религии. Наконец, левеллерская петиция содержала требование суровой расправы с виновниками второй гражданской войны, в том числе и с королем.
Далее...

Договор, подписанный в конце декабря 1647 г. между Карлом I и шотландскими комиссарами, означал блок шотландских пресвитериан с английскими роялистами. Если в 1639 г. шотландская армия нанесла первый серьезный удар по английскому абсолютизму и сыграла роль силы, способствовавшей углублению кризиса абсолютной монархии Стюартов и началу буржуазной революции в Англии 1640 г., то в гражданской войне 1648 г. шотландская армия, вновь вступившая в пределы Англии в силу договора с Карлом I, играет роль контрреволюционной силы.
К концу апреля 1648 г. относятся первые сообщения о том, что шотландцы готовятся к войне и собираются издать декларацию протеста против несправедливых действий английского парламента по отношению к его величеству и Шотландии. В Лондоне узнают а наборе в Шотландии 30 тыс. пехотинцев, 10 тыс. конницы и 5 тыс. драгун. Из Англии в Шотландию проникают роялистские элементы, готовые сражаться за «справедливые права» Карла I. 2 мая становится известно о захвате Бервика кавалерийским отрядом английских роялистов; с шотландской стороны к Бервику подошли пехотинцы.
Далее...

1647 год был важным переломным моментом буржуазной революции в Англии 40-х годов XVII в. Это было начало ее буржуазно-демократического этапа (1647— 1649 гг.), когда революционная инициатива переходит от буржуазии к «низам», к демократическим элементам города — городскому плебейству, среди которого находят широкое распространение идеи политических уравнителей — Джона Лильберна и других левеллеров.
Как обстояли дела в Англии в 1647 г. после решительной победы над королем, одержанной в первой гражданской войне?
По окончании первой гражданской войны парламент, в котором преобладали пресвитериане, вновь становится на путь переговоров с разбитым и, казалось бы, окончательно дискредитировавшим себя Карлом I. Стремясь скорее вернуться к «нормальным», «конституционным» порядкам, т.е. восстановить монархию и двухпалатную систему, парламент «смиренно» излагает побежденному королю те условия, на которых Карл I смог бы вернуться в столицу на королевский престол.
Далее...

С окончанием первой гражданской войны в лагере революции имелись четыре более или менее организованные общественные силы: парламент, армия, Сити и народные низы преимущественно Лондона и его предместий. Уже сам по себе факт организационного обособления этих сил свидетельствует с достаточной очевидностью, насколько сложна была в этот момент расстановка классов в стране и какие глубокие политические процессы произошли за истекшие пять лет в единой вначале партии круглоголовых.
Большинство в Долгом парламенте принадлежало правому, насквозь консервативному крылу революции — пресвитерианам, меньшинство — так называемым индепендентам (термин, которым обозначались в ходе первой гражданской войны все противники государственного принуждения в делах религии). Индепенденты представляли собой весьма разнородную по своей социальной принадлежности массу приверженцев революции, включавшую, с одной стороны, революционное джентри и средние слои городской буржуазии, а с другой — низы города и деревни. К концу гражданской войны в едином лагере индепендентов образовались два течения: в лице феодально-буржуазной верхушки этой партии сложилась по существу партия центра, продолжавшая, однако, именоваться индепендентской, в то время как народные «низы» образовали левое крыло, будущую партию левеллеров. Левое крыло оказалось фактически не представленным в парламенте.
Далее...

Военная победа над Карлом I, одержанная парламентом, еще не означала победы революции, победа должна была быть закреплена политически. Но тем самым революция продолжала свое развитие, в котором народные массы должны были играть основную роль.
Все победоносные моменты буржуазных революций связаны с действиями народных масс. «...Союз городского «плебса» (современного пролетариата) с демократическим крестьянством,— отмечал В. И. Ленин,— придавал размах и силу английской революции XVII ...века».
От силы и размаха народного движения в революции, от того, в какой мере в эти решающие моменты национальной истории гегемония переходила от буржуазии к «низам», к «плебейству», зависела степень демократизма буржуазной революции — такова одна из важнейших закономерностей буржуазных революций.
Далее...