Позиция законодательства, общего права и королевских судов по отношению к свободному крестьянству

Позиция общего права и политика английских королей по отношению к свободному крестьянству была гораздо более сложной, чем в отношении вилланства. Это объяснялось сложным и противоречивым положением свободного крестьянства в феодальной Англии. То, что в Англии даже после нормандского завоевания сохранились значительные кадры свободного крестьянства, и то, что в XII—XIII вв. этот слой населения все время возрастал количественно, не могло не оказать влияния на политику королевской власти и на формирование общегосударственного права. Свободное крестьянство в силу особенностей своего социального положения в период с XI по ХШ в. неизменно являлось политическим союзником королевской власти. Стремясь привлечь на свою сторону в борьбе с крупными феодалами этот слой населения, обеспечить себе независимую от феодального ополчения наемную армию и судебно-административный аппарат на местах, королевская власть в XII—XIII вв. проводила, во всяком случае формально, политику защиты свободного крестьянства от земельных захватов и насилий крупных феодалов. Это нашло отражение в общем праве и законодательстве XII—XIII вв. Проводя резкую грань между крепостными и свободными людьми, реформы Генриха II ясно и недвусмысленно причислили лично свободных крестьян ко второй категории, приравняв их по правовому их положению к представителям класса феодалов. С этого времени общее право и законодательство формально ставило свободное крестьянское держание под защиту закона и королевских судов, так же как земельные владения феодалов. Ассизы Генриха II, открывая всем свободным держателям независимо от их сословного .положения доступ в королевские суды и право пользоваться расследованием через присяжных по Великой ассизе и владельческим ассизам, положили начало тому сближению в правовом отношении между свободным крестьянством и мелкими феодалами, которое было одной из особенностей социально-политического развития Англии.
Юридическим выражением этого своеобразия английского феодального права и являлись привилегии свободного держания, формально не делавшие различия между всеми категориями свободных держателей, и, в частности, между крестьянами и мелкими феодалами. Совместное участие этих двух социальных слоев в оппозиционных выступлениях в 1215 и 1258—1265 гг. еще более усилило эти тенденции в законодательстве. Во-первых, потому, что политические требования, выдвигавшиеся оппозицией, в какой-то мере отражали интересы свободного крестьянства. Во-вторых, потому, что Иоанн Безземельный и Генрих III, делая уступки коалиции своих противников и в 1215 и в 1258 — 1259 гг., охотно шли навстречу требованиям рыцарства и свободного крестьянства, рассчитывая найти в этих социальных слоях опору против олигархических стремлений баронства. Это, в частности, особенно наглядно видно из того факта, что в 1267 г. Генрих III почти без изменений переиздал под названием Мальборосского статута латинскую часть Вестминстерских провизий— документ, отражавший, прежде всего, интересы рыцарства и верхушки свободного крестьянства, изданный в самый разгар политической борьбы 50-х гг. В законодательстве конца ХШ в. эта линия королевской политики также прослеживается достаточно ясно.

Продолжая традицию ассиз Генриха II, оно брало под свою защиту земельные права свободного крестьянства, так же, как и мелкого рыцарства, разрабатывая и уточняя нормы общего права в этом вопросе в интересах этих слоев населения. Так, 16 ст. Мальборосского статута устанавливала порядок возвращения земли малолетнего наследника, захваченной опекуном по ассизе о смерти предшественника. Ст. 17 того же статута защищала права держателей сокажа, находящихся под опекой, от разорения их владений опекунами Поскольку в качестве опекунов свободных держателей выступали обычно их лорды, эти меры были явно направлены против интересов этих последних. Более полную защиту (по сравнению с ранним периодом) земельных прав свободных держателей вообще и свободного крестьянства в частности прокламировал ряд статей I Вестминстерского статута 1275 г. Ст. 40 обеспечила процедуру вызова гарантов в исках о свободном держании, облегчая истцу-держателю доказательство его владельческих прав против своего или чужого лорда. Ст.ст. 42, 43, 44, 45 устанавливали порядок представления оправдания неявки в суд. Эти статьи были особенно важны для мелких свободных держателей, так как феодалы часто ускользали от их исков при помощи повторных неуважительных неявок в суд. Ст. 47 того же статута гарантировала истцу по ассизе о новом захвате, в случае смерти ответчика, немедленное вступление во владение спорным имуществом, невзирая на наследников ответчика. Так как в большинстве случаев захватчиком являлся более крупный землевладелец, то статья эта также была к выгоде всякого свободного держателя, в том числе и крестьянина.

Такой же смысл имела и ст. 6 II Вестминстерского статута, устанавливающая имущественную ответственность гарантов в земельных исках за сознательную затяжку процесса в пользу ответчика. Интересы свободных держателей, несомненно, имела в виду и ст. 10 этого статута, устанавливавшая точные сроки подачи исков на сессии разъездных судов, так как влиятельные землевладельцы графств с помощью взяток, даваемых шерифу, часто возбуждали земельные иски против более мелких держателей после установленного срока, тем самым застигая своих противников врасплох; к выгоде свободных держателей, в том числе и крестьян, была и 30 ст. II Вестминстерского статута, устанавливающая порядок организации судебных сессий для разбора исков по владельческим ассизам в графствах. Благодаря этому постановлению иски по земельным делам передавались в компетенцию особых выездных ассизных судей (отличных от обычных разъездных судей), что, несомненно, должно было ускорить и упорядочить разбор этих исков. Защиту интересов мелких свободных держателей имел отчасти в виду также любопытный статут 1292 г. «О гарантах», который запрещал непосредственным держателям короля, то есть магнатам Англии, выставлять в качестве гарантов в Суде королевской скамьи в тяжбах о свободном держании «всяких плутов, неизвестных лиц и чужеземцев... предки которых не имели никакого права собственности на держание, о котором они свидетельствуют». В качестве одного из оснований для этого запрещения указывалось то, что, выставляя таких ложных гарантов, эти магнаты могут защищать свои права с помощью своих слуг, «что крайне затруднительно и опасно для бедных истцов в их тяжбах против магнатов и богатых людей, которые стараются защищать свои права с помощью вышеуказанного обмана...».

Защита земельных прав свободных держателей утверждалась королевским законодательством и в вопросе о пользовании общинными угодьями. Мы уже отмечали, что и 6 ст. Мертонского статута и 46 ст. II Вестминстерского статута, разрешая феодалам производить огораживания, исходили из того, :что при этом свободным держателям лорда-огораживателя (Мертонский статут) и соседям — держателям соседних лордов (II Вестминстерский статут),— в отличие от вилланов (см. выше), должно быть обеспечено достаточное пастбище с достаточным к нему подходом и выходом.

Законодательство XIII в. ограждало движимое имущество свободных держателей и их личность от посягательств крупных феодалов, как их лордов, так и посторонних. Ст. 15 Мальборосского статута запрещала феодалам налагать арест на имущество их свободных держателей, находившихся за пределами владений (феода) их лордов. Особенно интересна в этом отношении 17 ст. I Вестминстерского статута 1275 г., установившая новую процедуру для возвращения держателю скота, захваченного у него и угнанного лордом в порядке наложения ареста на имущество.

Согласно этому новому постановлению, в случае, если захватчик не возвращал скот потерпевшему после представления им поручительства, шериф имел право въехать с вооруженным отрядом на землю захватчика и силой освободить скот. В случае, если захватчик окажет сопротивление, его замок или крепость, в которой находится угнанный скот, подлежали конфискации. Истец должен был получить двойное возмещение убытков. Для того чтобы оценить истинное значение этой статьи, нужно только представить себе роль такого рода захватов скота в жизни английской деревни. Скот обычно захватывался в качестве меры принуждения у держателей (вилланов и свободных), не уплативших свои ренты или не выполнивших повинности. Эта мера применялась также в отношений лиц, которых надо было принудить к явке в суд и, в частности, в феодальную курию, и вообще являлась наиболее распространенной в XII в. мерой принуждения. Нередко угон скота практиковался просто как средство нажима на мелких свободных держателей, с целью принудить их к какой-либо невыгодной сделке. Обычно это средство давления применялось по отношению к сравнительно мелким землевладельцам, не имевшим достаточных средств для защиты своего имущества.

Угон скота, особенно во время полевых работ, был настоящим бедствием для мелкого держателя и нередко грозил ему разорением, если скот задерживался позже законного срока представления поручителей в том, что потерпевший выполнит, свои обязательства по отношению к лорду. Ясно, что рассматриваемое постановление очень облегчало положение свободного крестьянства в таких случаях.


twitter.com facebook.com

Оставьте комментарий!

Не регистрировать/аноним

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Если вы уже зарегистрированы как комментатор или хотите зарегистрироваться, укажите пароль и свой действующий email.
(При регистрации на указанный адрес придет письмо с кодом активации и ссылкой на ваш персональный аккаунт, где вы сможете изменить свои данные, включая адрес сайта, ник, описание, контакты и т.д.)



grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Выберите человечка с поднятой рукой!

При нажатии на картинку, Ваш комментарий будет добавлен.